Ускорение строительства

Перепад все увеличивается, потом течение реки достигает такой силы, что поток сносит вниз крупные массивные кубы. Что делать?

Проводим прямо на месте короткое совещание.

Кто-то предложил подвозить одновременно тремя самосвалами бетонные кубы, связывать их тросом между собой и сбрасывать одновременно. Предложение принято…

Подходят первые три самосвала.

Кубы надежно скрепляют между собой и по команде сбрасывают в ревущий поток…

В свете прожекторов (уже наступил вечер) мы напряженно всматриваемся… Ура! Кубы остановились на гребне банкета.

Мы победили упрямую Свирь!

Дальше было уже не так сложно закончить перекрытие реки. Наступили предпусковые дни. Мы потеряли счет времени.

Для многих из нас не существовало понятие «начало рабочего дня, конец рабочего дня». Все часы суток были рабочими. Как-то в 5 часов утра захожу на станцию, иду к турбине, которая должна войти в строй первой.

Вижу такую картину: на полу, среди монтируемых конструкций турбины, среди промасленных «концов» ветоши крепко спят Э. С. Фельд и монтажники. Они трое суток «не уходили с места монтажа, пока сломленные усталостью, не заснули подле турбин…

Через два часа они уже снова продолжали работу. Наконец, казалось, все трудности позади.

Намечен день пуска первой турбины.

Предусмотрены как будто самые последние мелочи. Докладывают, что можно начинать затопление спиральной камеры первой турбины, ставить турбину на холостые обороты.

Отдаю команду поднимать затворы. Проходит полчаса, затем час. Что случилось?

Новая неожиданность.

Морозы в том году ударили рано, и оказалось, что затворы поднять невозможно.

На лебедках рвутся тросы, а затворы ИИ с места.

Они намертво припаялись льдом к пазам.

Вижу, как все нервничают, да и сам я чувствую себя неважно: тросы, несмотря на шестикратный запас прочности, рвутся, как нитки… Опять, как и при перекрытии реки, встал вопрос: «Что делать?

»

Комментарии запрещены.

Полезное